Как с помощью технологии блокчейн улучшить системы электронного документооборота
ЭДО — не только старинное название Токио и периода японской истории, но и обозначение полезного рабочего инструмента — электронного документооборота, системы практик, которые компании внедряют в попытке уйти от традиционного бумажного документооборота.
В большинстве компаний построение ЭДО начинается с внедрения системы электронного документооборота (СЭД), в которых можно согласовывать и подписывать документы. К сожалению, в большинстве случаев решение работает неэффективно и лишь усложняет жизнь сотрудникам. К ЭДО мешают прийти и объективные факторы: сложность внедрения системы, стоимость, нежелание руководства оптимально перестроить привычные механизмы работы.

Успешные примеры внедрения технологии блокчейн в бизнес-процессы различных компаний дают надежду и системам электронного документооборота. Но способен ли блокчейн действительно улучшить архитектуру подобных систем? Прежде всего, следует оценить технологию по ключевым параметрам: юридической значимости и актуальности для бизнес-процессов.

Юридическая значимость
Юридическая значимость электронного документа — ключевой вопрос для ЭДО. Регулирует его Федеральный закон «Об электронной подписи».
Существуют три вида электронной подписи (ЭП).

Квалифицированная подпись позволяет признать электронный документ значимым и равным по силе бумажному. Ключ проверки электронной подписи указан в квалифицированном сертификате и предполагает вовлечение в процесс сертифицирующего центра. Используется для доступа к торговым площадкам.

Неквалифицированная и простая электронная подпись предполагает, что документы признаются имеющими юридическую силу только при наличии соглашения между сторонами. Неквалифицированная электронная подпись получается в результате криптографического преобразования информации с использованием ключа электронной подписи. Позволяет определить лицо, подписавшее электронный документ; обнаружить факт внесения изменений в электронный документ после момента его подписания.

Простая электронная подпись используется в онлайн маркетплейсах, банковских приложениях (коды, пароли и иные средства, подтверждающие личность владельца).

Возникает логичный вопрос:
А можно ли признать подпись транзакции в блокчейне каким-либо из видов электронной подписи?
Публичный ключ-Приватный ключ

Для подписи транзакций в блокчейн-системах используются пары «публичный ключ-приватный ключ». У каждого участника системы есть адрес, с которого отправляются транзакции. Все формируемые транзакции должны быть подписаны с использованием приватного ключа.
Подходит ли такая структура для соблюдения требований законодательства?
Да, эта схема вполне укладывается в текущее законодательство. Позиция Минкомсвязи предполагает, что сообщение, отправленное с адреса электронной почты может считаться подписанным простой электронной подписью, если стороны об этом договорились. Это подтверждается и судебной практикой. Поэтому, вывод очевиден: подписание транзакции, направленной с определенного адреса, указанного сторонами в соглашении, не отличается по механике от отправки email. Блокчейн и простая ЭП работают и должны признаваться судами. Для этого каждой стороне необходимо сгенерировать пару «публичный ключ — приватный ключ». В договоре об электронном взаимодействии следует прописать следующие условия:

  • Зафиксировать возможность обмениваться сообщениями, подписанными простой электронной подписью;
  • Указать реквизиты сторон в блокчейн-сети;
  • Установить порядок формирования электронного документа и его подписания.

Эти условия будут верны и для работы с неквалифицированной электронной подписью. Необходимо заключить корректное соглашение об электронном взаимодействии. Скорее всего, подпись транзакции с помощью приватного ключа будет признана неквалифицированной ЭП, а не простой ЭП. Тем не менее, с точки зрения юридической значимости разницы никакой — соглашение должно быть в любом случае.

Подписанные квалифицированной электронной подписью документы признаются юридически значимыми по умолчанию.

Такая подпись должна соответствовать большому перечню критериев, самый главный из которых — наличие в процессе аккредитованного удостоверяющего центра. Удостоверяющий центр выдает, аннулирует и проверяет ключи ЭП и ключи проверки ЭП, а также выполняет множество других функций.

Подобная схема противоречит концепту отрытых блокчейнов — Bitcoin, Ethereum, Waves и других. Ключевая пара генерируется автоматически, никакие «третьи доверенные стороны» не участвуют.

Потенциальные решения

Однако, на территории СНГ функционируют как минимум две блокчейн-системы, в которых можно использовать сгенерированные удостоверяющим центром артефакты — Мастерчейн (на базе кода Ethereum от Ассоциации Финтех) и Vostok (на базе кода Waves). Системы позволяют подключать выданные удостоверяющим центром ключевые пары и подписывать ими транзакции в сети.

Блокчейн-сети Мастерчейн и Vostok позволяют подписывать документы, которые будут признаваться подписанными квалифицированной электронной подписью и, как следствие, приравниваться к собственноручно подписанным документам.

Существуют и ограничения

В некоторых случаях законодательство запрещает электронную форму — к примеру, электронная подпись не применима к трудовому договору. Обмен электронными счетами-фактурами может осуществляться только операторами ЭДО, получившими аккредитацию от Налоговой службы. В теории, компании, лицензирующие Мастерчейн и Vostok, могут стать такими операторами, но это вопрос далекого будущего.

Становится очевидно, что блокчейн сочетается с российским законодательством об электронных подписях, главное — корректно составить условия электронного документооборота между сторонами. Также можно использовать блокчейн-системы, поддерживающие квалифицированные электронные подписи, например, Мастерчейн или Vostok.

С более подробным обзором этого вопроса можно ознакомиться в юридической литературе.

Технологический аспект
С точки зрения российского права электронные подписи в блокчейн-системах можно признать корректными. Но как использовать саму технологию блокчейн для организации электронного документооборота?
Документооборот бывает внутренним и внешним.

Ко внешнему документообороту относятся такие процессы как:
  • Заключение договоров;
  • Обмен закрывающими документами;
  • Претензионная работа;
  • Обмен первичными бухгалтерскими документами.

Ко внутреннему:
  • Подписание документов с работниками, касающихся отпуска; больничных; согласия с новыми внутренними политиками; авансирования расходов;
  • Согласование документов внутри компании по заранее определенной цепочке.


Большинство из перечисленных выше процессов предполагает обмен неструктурированными документами. Это означает, что важны не только определенные параметры документа, но и сам текст. Однако, блокчейн не приспособлен для хранения в первоначальном виде огромного количества тяжелых файлов: технология блокчейн необходима для создания доверия между сторонами без привлечения дополнительных посредников. Блокчейн отлично сохраняет хэш-суммы — набор символов, полученный в результате шифрования изначального документа, а также текстовую информацию небольших объемов (к примеру, ссылки).

Один и тот же документ — всегда один и тот же хэш (но только при использовании одинакового алгоритма). Если в исходном документе изменился хоть один символ, хэш тоже изменится до неузнаваемости. Хэш может добавляться участниками в блоки, после чего он остается там навсегда.

Таким образом, в блокчейне будет храниться лишь информация о действиях сторон. Она может быть дополнена хэш-суммой, взятой из документов, которыми обмениваются стороны. Хранение подобной информации в децентрализованном реестре позволит не полагаться на доверенную третью сторону. Сами документы могут быть размещены в традиционной базе данных или надстройках вроде IPFS.

Электронный документооборот тоже можно перевести на блокчейн.

Вопрос в целесообразности: реестр, копии которого хранятся в одной организации, по сути, является все той же классической базой данных.

Блокчейн оказался бы уместным лишь для удостоверения подписания сотрудниками внутренних документов вроде правил внутреннего распорядка. Эти доказательства в будущем могут быть предъявлены проверяющим компанию госорганам или использоваться в суде. Но даже в таком случае необходимо сохранять данные в публичный блокчейн.

Блокчейн объективно нужен там, где в бизнес-процессы вовлекаются несколько независимых сторон: заказчики, контрагенты, другие третьи стороны. Технология помогает создать прозрачную, открытую систему.

Необходимость использования блокчейна возникает только в случае недоверия в отношениях сторон и при невозможности (или экономической нецелесообразности) использования централизованных решений. В пример можно привести кейс нашего клиента — крупного металлопроизводителя. Компания выпускала бумажные векселя и решила перейти к электронным — по сути, к записям в базу данных о наличии у организации обязательства перед кредитором. В теории, доверять таким записям было бы сложно, ведь производитель металла (эмитента векселя) мог любой момент внести изменения в подконтрольную ему базу данных. Проблему доверия решило бы доверенное третье лицо (оператор информационной системы электронных векселей), однако такого лица на рынке не существует. Решением стала технология блокчейн — информационная система, над записями в которой у эмитента нет власти из-за особенностей архитектуры такой сети.


Есть ли будущее?

Таким образом, блокчейн может преобразить привычные системы электронного документооборота: ни технических, ни законодательных препятствий для этого нет, главное — найти технологии разумное применение.


Понравилась статья?
Предлагаем прочитать другие материалы нашего блога